Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:26 

Скифа
Не нервируйте меня, мне уже трупы девать некуда!
АВТОР: Скифа, ака Урсула
НАЗВАНИЕ: Страницы памяти забытой
ФАНДОМ: One Piece
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: Мечник/"Погодная ведьма"
РЕЙТИНГ: R
РАЗМЕР: мини
ЖАНРЫ: гет, ангст, экшн, даркфик
СОДЕРЖАНИЕ: Страницы памяти забытой осыпались пеплом столетий с ладоней твоих...
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: ООС, насилие (КРОВИЩА!!!)
ОТ АВТОРА: Внимание! Глубочайший преканон. Авторские домыслы. Прозрачные, как стекло, намеки на реинкарнацию. Исполнила свою мечту написать кровищу, но и так получилось как-то бархатно...
ДИСКЛАЙМЕР: Все герои – Оде, мне – слова и глупые мысли. А за вдохновение отдельное сисибо Алексею Пехову и его прекрасному творчеству!

Он нашел ее в малом приемном зале. Нашел по запаху паленого мяса и острому аромату озона, что всегда сопровождает ее атаки.
Все помещение, некогда роскошно-сдержанное, сейчас напоминало чугунный ведьмин котел, в котором по недосмотру пригорело зелье из пальцев покойника – вонь от подпаленной человечины была почти невыносима, на стенах копоть со светлыми отпечатками застывших фигур, а на полу похрустывают остатки оружия нападавших. Мерзкая, отвратительная картина. Его желудок сжимается в спазме, но так ничего и не происходит – он не ел нормально вот уже два дня. Но даже если бы и… то все равно ничего бы не случилось. За эту войну он насмотрелся на столько кошмаров, что всякую гадливость отбило напрочь. Вернее те ее остатки, что еще жизделись в нем на манер атавизма.
Мечнику чужда брезгливость. Кровь, вывернутые животы, горы трупов, вонь разложения – все это уже пройденный этап. Сейчас его не тронуло бы даже если кто-то принялся резать на его глазах младенцев… Ах, да! Это тоже уже было.
Эта война, последняя война человечества, как кричат обезумевшие фанатики, пересекающие океаны на своих утлых лодчонках, с отвратительной реалистичностью показала, на что способны люди. Люди, дорвавшиеся до власти, опьяненные ею и одуревшие от вседозволенности. Они называют себя небесными посланниками, святыми, божьими сынами и требуют, чтобы им поклонялись и приносили жертвы в виде рабов, как в махровой древности делали язычники солнцепоклонники. Разве не забавно? Тысячи лет развития, цивилизации, научных и гуманитарных открытий и оп! Все это улетает в трубу.
Печально.
Кошмарно.
И назад дороги нет.
Она сидит на краешке разрубленного пополам стола. Сидит, сжавшись в комочек и прикрывая голову руками. По плечам рассыпались засаленные, изрядно подпаленные, но все еще непреклонно рыжие волосы. Их неукротимый цвет, как и ее характер, не берут ни войны, ни пепел, ни потеки крови – своей и чужой – превращающие некогда роскошную копну в неряшливое воронье гнездо.
Она едва заметно раскачивается из стороны в сторону, но быстро вскидывается, стоит ему подойти на расстояние удара. Ладони ее с силой стискивают поцарапанный посох, по круглому навершению которого тут же проскакивают злые ослепительно-белые молнии. Сосредоточенные ореховые глаза, едва тронутые кровавым безумием, встречаются с нарочито расслабленными и спокойными черными. Секундное промедление и женщина как-то сразу обмякает. Посох выпадает из поцарапанных, со сбитыми костяшками, пальцев и сама она заваливается в бок, выдыхая одно единственное имя. Его.
Мечник бросается в ее сторону и успевает подхватить на руки до того, как она упадет в неприятную кроваво-запекшуюся жижу на некогда паркетном полу. Его ноги тоже скользят, но, уперевшись плечом во все тот же стол, он удерживает равновесие и свою драгоценную ношу.
- Эй, ты как? – он осторожно встряхивает рыжую. Губы у нее спекшиеся и потрескавшиеся. На скуле расплывается синяк под ссадиной, а веки красные и припухшие. Совсем не красавица. Он помнит ее другой.
- Не дождешься, кактус, – она с трудом проталкивает слова сквозь сухое горло, отчего они похожи на шелест песка, и открывает глаза. В них все еще сверкает задорный огонек, хоть его и трудно разглядеть за припорошившим все пеплом боли и страха.
Он улыбается широко и радостно.
- Тебя, ведьма, ничем не пронять.
- Ты не прав, – она отводит в момент потемневший взгляд. – Меня давно проняло.
Он хмурится, но помогает ей встать на ноги. Колени у нее дрожат, а под подошвами неприятно хлюпают кровавые пузыри. «Надо поскорее выбираться отсюда…» - мелькает в его голове. Это он к войне привычен, а эта женщина совсем не воин, хоть и боец из нее отличный. Но между бойцом и воином разница громадная, ему ли не знать.
- Надо уходить, – он мотает головой в сторону выхода с сорванными с петель дверями, под которыми тоже кто-то лежит. Тяжелые дубовые створки послужили их врагам неплохой надгробной плитой.
Женщина кивает и покрепче ухватывается за его ладонь. При этом, несмотря на все, что их окружает, на душе у него теплеет и даже сил как будто прибавляется.
Они идут быстро и молча. Коридор за коридором. Поворот за поворотом. Оба сосредоточенные и готовые в любой момент отражать удар. Мечник хмурится. Ему непривычно видеть ее такой молчаливой, поэтому он, пренебрегая излишней осторожностью, спрашивает:
- Ты знаешь как там остальные?
- Тебя долго не было, – она вздыхает, но начинает говорить. И звуки ее голоса, тихого, на грани слышимости, скрашивают их, кажущийся бесконечным, путь.
-… в лабораториях уже, наверное, все закончено. Они хотели добавить в топливо какой-то реагент, который должен изменить его химический состав и превратить в лимонад. Ты представляешь? Высокоэффективное топливо в лимонад! Только он мог до такого додуматься!
Мужчина чувствует ее слабую улыбку и сам невольно хмыкает.
- … уничтожили еще вчера. Взорвали вместе с Русалочьей башней. Тряхнуло изрядно, хорошо, что Джои Бой успел вывезти образец загодя. Там был внушительный взрыв – весь замок едва не развалился. Ты видел?
Мечник кивнул. Да уж, ребята постарались на славу – весь отдел био-разработок превратился в дикую мешанину щебня и гнутого железа.
- Остались только чертежи, но он обещал забрать их с собой. Придурок. Мы же решили не рисковать, – она явно не одобряла поведение их общего друга. Мечник помнил, как еще месяц назад, когда все было не так хреново как сейчас, они спорили до хрипоты.
- Понеглифы тоже риск, – напомнил он, останавливаясь у очередного поворота. Чутье подсказывало, что там их ждет неприятный сюрприз.
- Это совсем другое! Они же зашифрованы. А эти дебилы плевать хотели на высокий язык. Они его не учили, – женщина насмешливо фыркнула и прижалась к стене. – Сколько?
Мечник молча показал три пальца и нолик – тридцать человек.
- Я могу… – шепнула она, удобнее берясь за посох, но мужчина нахмурился и мотнул головой. Весь его вид говорил «С тебя хватит». Женщина нахмурилась и уже собралась высказаться, но оказалось некому – он уже летел навстречу врагам, которые, на свою беду, разворачивались как-то слишком неторопливо. Она, не таясь, вышла из-за угла, по опыту зная – нападающим теперь не до нее. А ей всегда нравилось смотреть на то, как он сражается – расчетливые экономные движения, пластичные стойки, быстрая смена стилей, сильные удары и блоки, неожиданно оборачивающиеся контратаками.
…отбил левым мечом тяжелый тесак и с разворота, как диковинная мельница, полоснул по горлу противника и его неудачливого товарища справа. Кровь из перерубленной шеи фонтаном хлестнула на стену…
…перепрыгнул через захлебывающихся кровью солдат и нанес серию мощнейших ударов по пяти воинам с невразумительно хлипкими саблями. Один из них, толстяк со шрамом во все лицо, ловко защищался, подставляя свою саблю, а когда и собственных товарищей. Но с ними было покончено быстро, и зазевавшийся жирдяй пропустил удар в пах, со стоном согнулся и в раз лишился головы, с гулким шелестом подкатившейся к ее ногам.
Из трех десятков остался лишь один с двумя мечами. По его одновременно расслабленной и сосредоточенной стойке женщина поняла, что боец он хороший, но не уровня ее мечника.
Пробный удар в голову, затем в плечо, в ногу, укол в живот. Противник умудряется блокировать их и даже переходит в контратаку, но мечник сблизился с ним практически вплотную, ударил рукоятью одного из клинков в ключицу. Подножка и бросок.
- Пощади! Я сдаюсь! Сдаюсь!
Мечник презрительно сплюнул, на залитый кровью пол. В его взгляде пощады не было.
Весь дворец Мариджоа был похож на слоеный торт. Какие-то этажи контролировались своими, какие-то противником. Он знал, что если оставить засранца в живых, то может погибнуть кто-то из его друзей, а он и так потерял в этой войне слишком многих. Вспомнилась застенчивая улыбка их гениального начальника центра медицинских разработок.
- Вы не пощадили.
Один удар. Всплеск кроваво-алого и все стихло.
Он стоял среди горы трупов и деловито стряхивал багряные капли с лезвий. Она подошла и заглянула в спокойные темные глаза, отражение ее собственных.
- Идем дальше, – вернув мечи в ножны, он шагнул вперед по коридору. Им все еще надо было выбираться отсюда. Кивнув она последовала за ним, как ни в чем не бывало продолжая свой рассказ.
- … почти закончили запись и погрузку понеглифов. Последний корабль должен будет уйти на закате… Как раз сейчас наверное отчаливает.
Они в этот момент шли вдоль внешней стены и из окон на пол ложились ало-золотые прямоугольники света заходящего солнца.
- Твои-то как?
- Уже должны были достигнуть Вано, – он пожал плечами. – Их оттуда уже будет не выкурить. Да и не полезут эти сволочи туда в первое время. Силенок не хватит. Да и потом тоже. Мои ребята – парни серьезные и последний приказ для них… сама понимаешь. Всего времени мира не хватит, чтобы они клятву нарушили. А твои четырехглазики?
- Не называй их так, я же просила, – она недовольно вскинула на него взгляд. – Проект небесных островов работает в полном порядке. Их вписали в геомагнитную структуру планеты, так что в первое время всех будет ждать большой сюрприз. Да и летающий остров с произвольной траекторией – это та еще загадка. Их будет не достать… Я уже скучаю.
- Как и все.
В отличие от противника, ожидающего, что здесь его встретят несметные армии защитников Мариджоа, мечник знал, что в замке осталась лишь горстка бойцов-смертников и группа зачистки, планомерно уничтожающая, прячущая и разбирающая все последние передовые разработки, планы и изобретения. Враг хотел получить Мариджоа.
Он ее и получит.
Но больше ничего.
Таков был стратегический план.
И сейчас он был почти выполнен. Осталось только им самим покинуть проклятую землю.
Они как раз спустились в подземную бухту, положив по пути еще пару сотен бойцов передовой армии, когда за спиной что-то оглушительно грохнуло. По потолку грота поползли опасные трещины, посыпалась каменная крошка, а из прохода ударило горячим воздухом с отчетливым запахом серы.
- Кажется, технический отдел свернули, – она стряхнула с плеча пару камешков и оглянулась. Из коридора донесся приглушенный грохот, а затем все враз стихло.
Мечник что-то согласно буркнул и торопливо принялся разматывать швартовы.
- Иди сюда. У нас мало времени.
Женщина, не церемонясь, швырнула свой посох на внешнюю палубу лодки и сама грациозно перепрыгнула следом, пошатнувшись уцепилась за скобы лестницы, и, выпрямившись, наблюдала за тем как растет расстояние между лодкой и причалом. Над их головами прогремел очередной взрыв. Справа поддерживающая свод колонна с хрустом сложилась пополам, и целая секция потолка обрушилась в воду.
- Залезай внутрь! – подхватив посох, она метнулась к входному люку, утягивая за собой и мечника. – Пора погружаться, а то внутренние ворота могут не открыться.
Мужчина без слов последовал за ней, задраив за собой люк. Она уже сноровисто вводила конечные координаты в Ист Блю.

На то чтобы миновать армаду кораблей противника у них ушло около часа. И лишь через полтора они рискнули подняться на поверхность.
От ударившего в лицо свежего бриза оба едва не задохнулись. И даже примешивающийся к нему отчетливый запах пожарища не мог испортить их удовольствия. В нескольких милях позади возвышалась красная стена суши. На ее вершине полыхал гигантский костер, еще этим утром бывший прекраснейшим из дворцов мира.
- Как думаешь, сколько пройдет времени прежде чем Альянс Двадцати падет?
Ветер трепал ее волосы и полы замызганной одежды. Мечник краем глаза наблюдал за ней и видел, как по ее щекам текут слезы.
- Уже сейчас среди них наметился раскол.
- О чем ты? – шмыгнув носом, она вытерла щеки и с неподдельным интересом уставилась на него.
- Нефертари вчера отвели свои корабли и вроде как возвращаются в Арабасту.
- Ха! После всего, что они сделали… запоздалое раскаяние?
Он пожал плечами. Его это не волновало, да и не имеет уже значения – мир погряз в войне, сотни тысяч людей погибли.
- Расплата настигнет их уж точно не при нашей жизни.
- Жаль. Я бы хотела посмотреть, как они умоются кровью.
- Когда ты стала такой кровожадной?
- Это не я такая – мир такой. Ладно. Нам пора…

***
Нами рывком села на постели. Чересчур реалистичный сон в момент подернулся дымкой и стал уползать на задворки подсознания. По опыту она знала, что уже к завтраку совсем перестанет помнить детали, лишь на душе останется тягостное чувство ожидания неведомо чего.
- Плохой сон, Нами? – Робин отвлеклась от расчесывания волос.
- Да нет, просто… А забудь!
- По словам Усоппа мы скоро будем у Рэд Лайна.
- Да, здорово, – протянула Нами. В окно их каюты уже виделись подернутые дымкой красные вершины.

Вопрос: Оценка работы
1. не очень  0  (0%)
2. нормально  0  (0%)
3. хорошо  1  (20%)
4. отлично  2  (40%)
5. я в восторге!  2  (40%)
Всего: 5

@темы: Зоро/Нами, Робин, фанфики

   

Приключения Кактуса и Ведьмы.

главная